Теория современного русского литературного языка

Сформировать у его читателей и слушателей курса цело­стное представление о составе и структуре современного русского литера­турного языка как явлении сложном и неоднородном, имеющем богатую ис­торию.

Учебник рассчитан на читателей с филологическим образованием, обла­дающих знаниями в объеме университетского или вузовского курса по фоне­тике, морфологии, морфемике и морфонологии, словообразованию, синтак­сису, стилистике, а также по старославянскому языку, сравнительно-истори­ческой грамматике славянских языков, исторической грамматике, истории русского литературного языка в качестве самостоятельных дисциплин.

По отношению к ним теория русского литературного языка является дис­циплиной обобщающего характера, моделирующей литературный язык в це­лостности его состава и функционирования. Такое моделирование предпола­гает рассмотрение многих теоретических вопросов русского и общего языко­знания и учет достижений русской романо-германистики, где вопросам тео­рии литературного языка уделялось большое внимание.

Молодой исследователь и преподаватель, в какой бы области русистики он ни работал, должен ясно представлять себе координаты своей темы и ис­следовательского материала в общей системе литературного языка. Чтобы оценить репрезентативность исследовательского материала, необходимо по­нимать и знать особенности и свойства той сферы литературного языка, кото­рой он принадлежит, в их отношении к материалу других сфер. В равной мере это относится и к постулированию общелитературного характера языкового явления. Взятое вне фона устройства литературного языка в целом, конкрет­ное изучаемое явление может предстать в исследовании как изолированное, лишенное связей с другими явлениями. Частное может заслонить общее. Чтобы этого избежать, предлагаемая книга дает возможный инструмента­рий.

Если же читатель — журналист, материал и идеи книги помогут ему в развитии русского языкового чутья и вкуса. Они обращены к каждому про — 3

Фессионально пишущему и говорящему и призваны способствовать форми­рованию ощущения гармонии и соразмерности.

Формирование научного лингвистического мышления основано на уме­нии наблюдать и осмыслять языковые факты в их соотношении и историче­ской обусловленности, в их развитии. Это создает базу для видения и обдумы­вания возникающих проблем, самостоятельно-критического взгляда на уже сделанное в науке, в частности и в этой книге.

Научиться хорошо писать — так, чтобы текст стал функционально сооб­разным излагаемому содержанию и задачам, поставленным его автором, можно лишь при ясном осознании особенностей текстов разных сфер литера­турного и национального языка. В учебнике предлагается раздел «Практиче­ская школа научного письма» (ч. II § 3 с. 160). И в этом, и в других разделах автор стремился к интерактивности. Упражнения, вопросы и задания носят творческий характер, направлены на наблюдение и анализ и потому предла­гаются читателю, особенно к концу учебника, не только после параграфа для закрепления изложенного в нем, но и в его середине, по ходу текста, для са­мостоятельного размышления. Не каждый ответ должен быть однозначным. Ответы могут быть различными, а порой и дискуссионными. Науке свойст­венно иметь некоторое множество точек зрения на предмет и проблему. На семинарских занятиях при обсуждении поставленных вопросов вырабатыва­ется умение спорить, вести дискуссию, искать аргументацию, без которой спор лишается содержания. Это, в свою очередь, побуждает к интеллекту­альному поиску и раздумью, к активизации необходимых ассоциаций и ранее приобретенных знаний. Ответы заведомо не могут звучать как дважды два че­тыре.

Таким образом осуществляется обучение не только самому предмету, но и научной методологии. Так понимаемая методическая задача побуждала ав­тора приблизиться к живому интерактивному разговору с читателем. Это не могло не сказаться на его стиле; получился некий симбиоз строгого научного изложения и лекции. Новые для читателя лингвистические понятия вводятся двумя способами: либо непосредственно в сопровождении определения вво­димого понятия, либо — и этот способ для автора предпочтительнее — не путем прямой дедукции, но индуктивно, через постепенное описательное вве­дение признаков понятия в предьщущем параграфе, обычно в его конце — с тем, чтобы в начале следующего дать определение, которое должно лечь на уже подготовленную почву.

Применительно к русскому языку теория литературного языка создана академиком В. В. Виноградовым. Он понимал ее как дисциплину с многоас­пектным объектом исследования, как единый комплекс взаимосвязанных на­правлений, объединенных разными гранями подхода к общему объек­ту — литературному языку. Необходимость его рассмотрения в разных ас­пектах, но в пределах целостной теории диктуется тем обстоятельством, что и само понятие литературного языка, и установление его состава и структуры, и нахождение системных связей между составляющими его частями, и харак­тер варьирования языковых средств, формирующих эти части, и способы группировки, отбора и организации этих средств, и многое другое — все это требует теоретического анализа, непротиворечивого и полного.

4

Современный русский литературный язык неоднороден, у него сложный состав, он выполняет некоторый набор функций. Он прошел тысячелетнюю историю развития, на протяжении которой все более увеличивалось количе­ство языковых средств, которыми он располагал, менялись принципы и спо­собы их объединения в некоторые однородные по выполняемым функциям образования, менялись соотношение и взаимодействие этих образований. Он совершенствовался как инструмент для выражения любых интеллектуаль­ных богатств, способов общения людей, выражения их эмоций и разных сте­пеней экспрессии. Он стал хранителем многовековых культурных достиже­ний.

Но при этом он не стал тяжелым архаичным образованием, застывшим под бременем накоплений и утратившим подвижность. Наоборот, он совме­щает в себе, казалось бы, несовместимое: будучи хранителем исторического наследия, он обладает способностью к быстрым, порой стремительным изме­нениям и преобразованиям (иногда весьма заметным и существенным), если этого требуют время и общество. Он остается все время живым.

Мы получили русский литературный язык в наследство от предыдущих поколений как сложное образование с очень большим количеством средств языкового выражения, группирующихся под действием набора факторов в ряд объединений. Литературный язык обладает некоторым множеством при­знаков, характеризующих его как особое образование в отличие от других компонентов русского национального языка.

Сложность и многоаспектность организации современного русского ли­тературного языка, историческая изменчивость его функций ведут к трудно­стям в его научном определении. Не существует единого определения поня­тия литературного языка вообще, вне зависимости от его национально-исто­рического характера. У каждого автора свое определение, с предпочтением тех аспектов, которые наиболее значимы для данного литературного языка на данном этапе его исторического развития.

Таким образом, признаки и параметры литературного языка: а) неодина­ковы для разных национальных языков и б) исторически изменчивы.

Автор этого учебника исходит из необходимости представить упорядо­ченную и систематизированную сумму знаний и представлений о современ­ном русском литературном языке, сложившуюся в русистике и лингвистике вообще к настоящему времени. Взгляды различных авторов могут сложиться в достаточно полную и непротиворечивую теорию только при условии объе­динения их общим подходом к пониманию состава и строения современного русского литературного языка. Этому должна послужить та концепция, кото­рая определяет структуру учебника и которая призвана дать единый ключ к рассмотрению сложных проблем. В науке о литературном языке не все во­просы, входящие в сферу интересов теории литературного языка, разработа­ны с равной степенью детализации. По необходимости вниманию читателя предлагается авторский взгляд на некоторые из них. Жанру учебника это не противоречит.

Существует и еще одно обоснование необходимости сделать сумму имеющихся знаний достоянием русистов. Ускорение процессов обществен­ного развития, стремительный научно-технический прогресс, наблюдаемый в настоящее время, ведет и к ускорению языковых процессов. Общество видит 5

Их, замечает новые явления в языке и стремится высказать свое отношение к ним. Оно хочет знать, как «правильно» пользоваться языком. Накал стра­стей порождает и одностороннее увлечение маргинальными явлениями (на­пример, жаргонизмами и даже ненормативной лексикой), и предвзятое отно­шение к оценкам допустимого и недопустимого в литературном употребле­нии. Все это происходит на фоне явного снижения культуры публичной речи.

Учебник призван стать практическим инструментом в преодолении по­добной разноголосицы и вкусовщины. Он должен вооружить знаниями и кри­териями оценки массово распространяющихся явлений не только филолога, но и журналиста. Он должен стать теоретической основой повышения куль­туры речи.

Настоящий этап развития русистики характеризуется новыми знаниями и разработками в области устной литературной речи. Введение этих данных в модель устройства русского литературного языка делает ее принципиально отличной от моделей предшествующих этапов, разработанных в русле функ­циональной стилистики. Концепция учебника строится на учете этих данных, что определяет ее облик и отличие от других концепций.

В основу учебника положен курс лекций, читаемый автором на протяже­нии более чем десяти лет магистрантам, аспирантам и слушателям ФПК Го­сударственного института русского языка имени А. С. Пушкина.

Автор будет счастлив, если читатель ощутит при чтении книги его любовь к русскому языку и восхищение им.

Автор выражает свою огромную признательность рецензентам — чле­ну-корреспонденту РАО доктору филологических наук, профессору Виталию Григорьевичу Костомарову и члену-корреспонденту РАЕН доктору филоло­гических наук, профессору Владимиру Моисеевичу Лейчику, которые взяли на себя нелегкий труд рецензирования, своими советами и соображениями способствовали улучшению текста. Им книга обязана своей путевкой в жизнь. Автор сердечно благодарит своих коллег — сотрудников Государст­венного института русского языка имени А. С. Пушкина, а также редактора книги О. Ф. Федосову.

Часть первая

Общие вопросы теории современного русского литературного языка

РАЗДЕЛ I

ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЯЗЫК. ЕГО ПРИЗНАКИ. ТЕОРИЯ РУССКОГО ЛИТЕРАТУРНОГО ЯЗЫКА КАК НАУЧНАЯ ДИСЦИПЛИНА И ЕЕ ЗАДАЧИ

§ 1. Признаки литературного языка

Исследование конституирующих признаков литературного языка началось сравнительно недавно, в 30-е годы XX в. Едва ли не тогда же возник сам термин «литературный язык». До этого периода в языко­знании господствовали младограмматическое, психологическое и сравнительно-историческое направления с иным фокусом интересов. Язык представал в этих направлениях не как общественное, а скорее как естественно-научное или индивидуально-психологическое поня­тие.

Интересу к литературному языку как лингвистическому феномену в немалой степени способствовало возникновение двух объединений молодых ученых; общества поэтического языка (ОПОЯЗ) в Петер­бурге и Московского лингвистического кружка. Эти объединения ста­ли колыбелью целенаправленных усилий лучших исследовательских умов того времени (вторая половина 10-х — 20-е годы) постичь при­роду и закономерности поэтической и вообще художественной речи (и в Петербурге, и в Москве), а также речи устной и диалогической и, кроме того, речи диалектной (в Москве). Отсюда был один шаг до ис­следования свойств русского литературного языка как целостного об­разования.

Однако дальнейший ход исследований привел к более детально­му изучению иных языков — романо-германских и ряда неиндоевро­пейских. Здесь следует назвать труды отечественных языковедов: М. М. Гухман, Р. А. Будагова, В. М. Жирмунского, Б. В. Томашевского, а также Д. Брозовича, А. В. Исаченко, Б. Гавранекаидр. Признаки ли­тературного языка выявлялись путем тщательного изучения отдель­ных национальных и народных языков на разных этапах их существо­вания в условиях конкретной языковой ситуации. Естественно, и в пе­риодизации, и в самом наборе признаков, и в их понимании возникали расхождения.

Тем не менее суммарно полученную картину можно представить так. С усилением исторических процессов интеграции древних зе­мель, на которых существовали отдельные диалекты народного языка, функционирующие в устной форме, возникает более общее для этих территорий и менее тесно, чем диалект, связанное с отдельной терри­торией языковое образование. Исследователи называют его древне­греческим словом койне или менее определенно — н а д д и а — лектными формами языка (или наддиалектны­ми формами устной речи). Они возникали как результат растущей потребности в усилении контактов, более тесных экономи­ческих и культурных связей между отдельными землями со своими диалектами. Процессы интеграции обычно приводили к образованию государств на базе господствующей народности.

Древний фольклор возникал именно как такое наддиалектное об­разование. Это была первоначальная обработка, регламентация уст­ной речи, закрепление ее в устойчивых формулах. Позднее свойство общеупотребительности такой речи перерастало в общеобязатель­ность, она начинала осознаваться как образцовая. Это, в свою оче­редь, вело к формированию ее нормативного характера.

У разных народов с течением времени появлялась письмен­ность. Появлялась она по-разному. Письменное представление речи требовало особых знаков для передачи звуков, или слогов, или слов, или понятий. Один из этих путей избирался как основа письмен­ности на родном языке. Возможно было и заимствование уже создан­ной письменности одним народом у другого с приспособлением ее к своему языку.

Возникновение письменности было связано с необходимостью языкового представления общих потребностей народной жизни. Письменность стала применяться в области религии, делопроизвод­ства, частного общения людей. Возникала литература, требующая письменной фиксации, создавались исторические хроники, отражаю­щие рост национального самосознания. Предшествующая традиция народной речи предоставляла для этих целей устные наддиалектные образования, которые в дописьменный период в некоторой степени эти функции исполняли. Диалекты же оставались без письменного выражения.

Это были уже прямые предпосылки возникновения литера­турного языка данного народа. Каадый литературный язык имеетобычно довольно длительную историю. Развиваясь и совершен­ствуясь во времени, он шлифовал и делал более определенными свои функции, которые определялись выполняемыми им задачами. Функции были различными, и это требовало закрепления определен — 10
ных способов языкового выражения и отдельных языковых средств за каждой функцией. Литературный язык в связи с этим д и ф ф е — ренцировался, в нем оформлялись разновидност и для выполнения отдельных функций.

В целом можно отметить, что чем дольше развивал­ся литературный язык, тем отчетливее ста­новилась его функциональная дифферен­циация. Это об1цее правило имеет и свои ограничения, диктуемые общенародным, объединительным свойством ли­тературного языка. Усиление функциональной дифференциации ни в коем случае не должно было привести к его распаду. Литературный язык обеспечивал единство народности, а в национальный пери­од — нации. Он всегда оставался и остается важнейшим средством единения людей, национального самосознания, предметом нацио­нальной гордости.

В этом своем качестве он перешагивает национальные границы и может стать инструментом культурного взаимодействия разных народов и национальностей, средством межна­ционального общения. В настоящее время невладение иностранным языком становится, несмотря на возможности перево­да, сильным препятствием для полноценного приобщения к мировой культуре.

Возникают вопросы: обязательно ли литературный язык сущест­вует в письменной форме? мог ли он существовать в устной форме до возникновения письменности? И с другой стороны: сразу ли он стано­вится литературным, как только приобретает возможность письмен­ного воплощения?

И еще вопрос: если письменность— неотъемлемый признак ли­тературного языка, то являются ли литературными устные формы языка?

На эти вопросы разные исследователи применительно к разным языкам отвечают по-разному. По-разному обозначаются исследова­телями и признаки, позволяющие считать язык литера­турным, хотя в главном много общего.

Выделим основное во взглядах отечественных языковедов на ли­тературный язык.

Ю. А. Бельчиков определяет его как форму общенародного языка, исторически сложившуюся систему общеупотребительных языковых элементов, прошедших длительную культурную обработку в письмен­ных и устных текстах. Эта форма существования народного языка вос­принимается обществом как образцовая, она является наиболее представительной формой национального языка, в котором играет ве — 11

Душую роль, функциональное назначение литературного языка на­циональной эпохи — обслуживание письменного и устного общения. Литературный язык противопоставлен народно-разговорной речи (территориальным и социальным диалектам). Свойства литературно­го языка: традиционность и письменная фиксация (что способствует формированию и культивированию различных типов текстов); обще­обязательность норм и их кодификация; взаимодействие и соотнесен­ность двух основных сфер литературного языка — разговорной и книжной речи; стилевая дифференциация языковых средств выраже­ния и развитая вариативность этих средств; сочетание процессов эво­люции литературного языка со свойством его гибкой стабильности.

Это понимание литературного языка и суммарное представление его свойств является последним по времени, итоговым в русистике. Ему предшествовало пространное определение литературного языка учителя Ю. А. Бельчикова академика В. В. Виноградова, также итого­вое и написанное для энциклопедии: «Литературный язык — общий язык письменности того или иного народа, а иногда нескольких наро­дов — язык официально-деловых документов, школьного обучения, письменно-бытового общения, науки, публицистики, художественной литературы, всех проявлений культуры, выражающихся в словесной форме, чаще письменной, но иногда и устной. Вот почему различаются письменно-книжная и устно-разговорная формы литературного язы­ка, возникновение, соотношение и взаимодействие которых подчине­ны определенным историческим закономерностям»’. И далее: «Ос­новными признаками национального литературного языка являются его тенденция к всенародности или общенародности и нормативность. Понятие нормы — центральное в определении национального лите­ратурного языка (как в его письменной, так и в разговорной форме)»". В понимании особенностей русского литературного языка в разные периоды его развития В. В. Виноградову был свойствен историзм, иду­щий от его учителя академика А. А. Шахматова.

Академик Л. В. Щерба положил в основу своего определения ли­тературного языка мысль о системности и, более узко, синонимично­сти употребляющихся в нем средств языкового выражения. «Разви­той литературный язык,— пишет он,— представляет собой весьма сложную систему более или менее синонимических средств выраже­ния, так или иначе соотнесенных друг с другом». Это позволяет ему предложить представить русский литературный язык «в виде концен-

‘ Виноградов В. В. Литературный язык//Виноградов В. В. История русского лите­ратурного языка: Избр. труды. М., 1978. С. 288.

’ Там же. С. 295.

Трических кругов — основного и целого ряда дополнительных, каж­дый из которых должен заключать в себе обозначения (поскольку они имеются) тех же понятий, что и в основном круге, но с тем или другим дополнительным оттенком, а также обозначения таких понятий, кото­рых нет в основном круге, но которые имеют данный дополнительный оттенок». Эта идея остается пока не воплощенной. В. В. Виноградов, которого Н. И. Толстой считает создателем науки о русском литера­турном языке, относится к ней сочувственно.

Д. Н. Шмелев, каки Ю. А. Бельчиков,— ученик В. В. Виноградова, детально рассмотрел структуру современного русского литературного языка под углом зрения особенностей его функционирования. О функциях говорил и В. В. Виноградов. Основными он считал функции сообщения (информативную), общения (коммуникативную) и воздей­ствия. Это совпадало с идеями Пражского лингвистического кружка.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *