МАТЕРИАЛЫ К РУССКОМУ СЛОВАРЮ ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКОГО ЯЗЫКА

Подтекст и его источники

Желающий понять, что такое идеология, принужден оперировать категорией Подтекста — Значения словесной единицы, закрытое от чужих и открытое своим. Объединение избранных вокруг главной идеи делает каждое утверждение, произ­носимое в идеологическом обществе, двудонным и, таким образом, блокирует от­крытую социальную коммуникацию.

В Д. С.П. показано, как именно ведут себя в новом русском дискурсе некоторые официальные советские идеологемы. Источники — произведения как печатной литературы, так и устной словесности, представляющие современный русский об­щественно-политический дискурс.

2 Ср. Купина НА Тоталитарный язык: словарь и речевые реакции. Екатеринбург-Пермь, Уральский государственный университет. 1995. С. 13: «Идеологема — вербально закрепленное идеологическое предписание».

Политическая свобода 1990-х годов обнаружила, что некоторые приёмы обра­щения со словом в советское время стали для носителей языка схемой мысли; по­этому идеологическая индоктринация, формально приостановившись, по-преж­нему конструирует словесные орудия; исторические идеологемы блокируют ход мысли, отводя ее от скучных трудностей повседневной жизни. Язык политическо­го взаимодействия по-прежнему слишком тесно связан с недавними приемами идеологического режима последних советских десятилетий, поэтому сквозь линзу первого, еще очень короткого, посоветского периода можно увидеть много нового внутри закрывшегося советского этапа русской истории.

Поскольку референтом идеологического языка не является ни обобщение или абстракция, ни предметная реальность, сама идеологема может быть представлена любым элементом естественного языка — от буквы до устойчивого словосочета­ния: семантика знака в языке идеологии исчерпывается прагматикой. Идеологиче­ский язык поэтому шире языка (официальной) идеологии. Он разрастается за счет того простого обстоятельства, что живые люди заняты постоянным и неустанным переговариванием внушаемого. Всякое порождение речи — в том числе идеологи­ческой — требует от носителя языка безостановочной и не обязательно осознан­ной критики основополагающих предписаний. Сколь бы жёсток ни был предло­женный носителям языка мыслительный каркас, они своею речью и достраивают, и расшатывают его. В одних случаях это происходит бессознательно, в других — в порядке хорошо осознанной речевой атаки. Но во всех случаях такого взаимо­действия можно выделить некоторые общие правила или закономерности.

Поскольку континуум культурно-языкового опыта конкретен, он нуждается в интегральном описании. Практически это значит, что под идеологемой мы долж­ны понимать не только элементы языка самой власти (колхоз, город-герой, колы­бель революции, сын за отца не отвечает, беспощадный массовый террор и т. п.), или тоталитарного языка, но и поддающиеся фиксации элементы так называемого языка самообороны’, (например, Болыиевизан, совдепия, совок, мудак, восходящие к прецедентным текстам паремии подсоветского выживания: Рукописи не горят, никогда не снимайте абажур (Михаил Булгаков), Не верь, не бойся, не проси (Алек­сандр Солженицын), День кантовки —месяц жизни, тлуз-мс.-. когда б вызнали, из ка­кого сора растут стихи (Анна Ахматова) и т. п.).

Критерием принадлежности фрагмента языка к идеологеме служит документи­рованное узнавание его в качестве таковой современниками. Простейшими марке­рами идеологом являются «ключевые слова текущего момента».’* Вычленение идео­логом в сколь угодно мелких языковых фактах, привлекающее внимание носителя языка к нормативной картине мира, необходимо поэтому для возможно более до­стоверной исторической реконструкции. Мы можем увидеть если и не движущие пружины событий, то, по крайней мере, обычно скупо вербализуемую эмоцио­нально-интеллектуальную атмосферу, о которой сообщает идеологический язык.

Имеются словари центральных категорий и многих реалий советского време­ни. Однако, как показывает опыт взаимодействия с изучающими русский язык ино­странцами, а также с носителями русского языка, выросшими вне советской куль­турно-политической практики, до сих пор отсутствуют пособия, которые

’ Этот термин я заимствую у Анны Вежбицкой: Вежбицка А. Антитоталитарный язык в Польше: механизмы языковой самообороны // Вопросы языкознания. 1993. № 4. С. 107-125.

* Шмелева ТВ. Ключевые слова текущего момента // Collegium. Международный научно­художественный журнал. 1993. № 1. С. 33-41.

Показали бы на большом массиве текстов, как именно функционировали вышеназ­ванные категории, как воспринимались людьми соответствующие реалии.

Принцип отбора единиц словника

В 1992 году, приступив к работе в Институте Восточной Европы в Бремене, с его богатым и постоянно пополняющимся фондом самиздата и текущей периодики, я начал составлять параллельно два словника. В один включались новые слова, сло­вечки, выражения, употребление и значение которых было не понятно или мало понятно моим коллегам, студентам и другим любителям русского языка. Как выяс­нилось, многие из этих слов только проснулись в 1990-е годы, а понять их нынеш­нюю газетно-публичную вирулентность можно лишь при условии параллельного составления другого словника, который включал бы слова и выражения из совет­ской эпохи.

В педагогических целях я избегал, не придерживаясь, впрочем, слишком жест­ко этого принципа, подробного словарного описания единиц словника — таких, например, как Беспредел, совок, шестидесятники или Скоммуниздить. Вместо этого я выписывал предельно развернутые цитаты, причем, по возможности, с таким употреблением интересующего меня слова, из которого можно сделать ясный вы­вод: автор цитаты узнаёт в этом слове либо нечто новое, свежее, необычное, а по­тому — еще чужое, либо, наоборот, он узнает в слове как раз хорошо знакомое, ста­рое, вполне свое, но, тем не менее, также чужое, стилистически помеченное минувшей эпохой, если угодно — уже чужое (партбилет, расстрел, строгач или Трудоустроиться’).

История Д. С.П.

В мои первоначальные намерения входило составление небольшого русско — немецкого учебного пособия, которое и вышло в 1994 году тиражом в несколь­ко сот экземпляров в серии, издававшейся тогда под редакцией Марлены П. Хил­лер и Вольфганга Айхведе: им обоим я обязан высказать здесь свою неизменную благодарность.’ Работа продолжалась и после того, как в 1997 году, оставив Бре­мен, я несколько лет преподавал в других университетах — в Дании и в Герма­нии, постоянно пополняя это собрание, пока в 2000 году не состоялось лич­ное — сначала на интернетном форуме polit. ru, а потом и в так называемом реале — знакомство с историком Модестом Алексеевичем Колеровым и худож­ником Сергеем Васильевичем Митуричем. Рецензия М. А.Колерова на первое, пи­лотное издание 1994 года, напечатанная в 1995 году в газете «Сегодня», оказа­лась впоследствии только началом живейшей поддержки, которую Модест Колеров обеспечил всему проекту, доведя его до нынешней публикации Д. С.П. в «Трех квадратах» Сергея Митурича.

Структура Д. С.П.

Книга состоит из двух разделов, библиографического указателя (составленно­го по хронологическому принципу), списка сокращений и многократно цитируе­мых источников (ссылки на другие источники, используемые 1—2 раза, приводят-

’Materialien zu einem russischen gesellschafts-politischen Worterbuch. 1992-1993. Einfiihrung und Ttexte. Dokumentationen der Forschungsstelle Osteuropa. Hrsg. von Marlene P. Hiller und Wolfgang Eichwede. Bd. 2. Bremen, 1994, 292 S.

Ся В ПОЛНОМ виде непосредственно под цитатой и в список источников не попали), а также именного указателя.

В первом разделе — словарные материалы 1990-х годов (от Абхазский баталь­он до Ящик), во втором — материалы советского периода (от Абсолютное боль­шинство до ягг^мх). Понимая язык идеологии как преобразование естественного языка, преследующее воспитательные цели, а точнее — создание нового сознания для данного ей, идеологии, человека, я хотел бы охватить — где более подробно, где — пунктиром — всё поле идеологического опыта советского человека в форма­те одной относительно небольшой книги. Читателю предлагается, коротко говоря, погружение в действующую модель сверхтекста советской идеологии, каким мы застаем его на выходе из советской эпохи. Пространственным отображением от­ношений времени является помещение материалов 1990-х годов и включенных в них идеологем перестройки в начало книги, а материалов 1920-1980-х годов — во вторую ее часть.

Эта книга — такая же промежуточная, как и тот слой языка, который в ней пред­ставлен. Это — не словарь советских идеологем, но воспроизведенная среда, на ко­торой, если воспользоваться земледельческой метафорикой, прорастает, идет в рост и колосится идеология.

Структура словарной статьи

В качестве примера рассмотрим статью Оостаться»-.

Остаться

В некоторых случаях составитель дает краткое описание слова, здесь —

До перестройки —уехать за границу и там остаться; после перестройки

— не уехать, не эмигрировать, остаться в России.

Далее следуют (как правило, в хронологической последовательности) автори­тетные цитаты, фиксирующие динамику семантических изменений:

3 августа 1968. До сих пор не отправили мою характеристику в Институт исто­рии (для Италии): тянут в надежде на опоздание. П. Вегин сказал: «Анатолий Кузнецов, парторг тульских писателей, лауреат и т. д., остался в Лондоне — те­перь перестраховка».

Голубков. Дневник. С. б1.

[Виктор Ротборт, глава торговой фирмы «Виктор Маркет»:] Неизвестно, чем бы все кончилось, если бы не перестройка. Но сколько способных и энергичных людей было сломлено. Скольким пришлось уехать за рубеж Многие из уехавших так и не смогли найти себе там достойного места. Считаю, что мне повезло, — я остался. Бизнесмены России. С. 216.

Игорь Шайтанов: […] Книга Джералда Смита® к тому же не делит русскую поэзию на «здесь» и «там», на тех, кто остался и кто уехал.

Пути поэзии. С.21.

Contemporary Russian Poetry. А Bilingual Anthology, Selected, with an Introduction and Notes by Gerald S. Smith. Bloomington & Indianapolis: Indiana University Press, 1993

Сейчас в работе [Нины Молевой] следующая — третья книга о культуре в нашей стране.

Маргарита Хемлин. Фонд помощи деятелям культуры России. Для тех, кто оста­ется здесь и теперь // НГ. 27 июня 1992.

Слово Остаться, возможно, и не являясь идеологемой, пусть даже и поменяв­шей знак, всё же явным образом указывает на идеологический континуум отноше­ния гражданина и государства, чем и оправдывается его попадание в словник.

Рассмотрим в качестве другого примера историческую идеологему — Граж­данский брак.

Гражданский брак

(A) Декрет о гражданском браке издан 31 декабря 1917.

Карманный словарь. 1926. С. 98.

(Б) Затем женился Гришка Федоров на Полечке Насоновой. У них была показа­тельная, комсомольская свадьба — с речами, с поздравлениями, с торжествен­ной записью в «Книге актов гражданского состояния». А после был диспут — нужно ли платить попу за свадьбу? и какая свадьба лучше? Я для себя решила, что никакая свадьба не нужна. […] Мне даже показалось, что присутствие посто­ронних и всякие «оформления» оскорбляют и оскверняют человеческое досто­инство. Приравнивают брак к сделке. […]

«Гражданские» браки тогда [1921] были узаконены и это больше всего уст­раивало отца и маму — полная финансовая, юридическая и прочая независи­мость супругов; юридически такие браки не могли обязывать людей отвечать за поступки друг друга, наследовать права, имущество и прочее. Фактически же от репрессий пострадали все, не только «гражданские» супруги (те, кто не скры­вался и не изворачивался, а даже просто знавшие того или другого человека, а часто даже и не знавшие преследуемого). Мама понесла полную меру ответ­ственности и страданий за своего мужа.

Кудерина-Насонова. 1994. С. 56-57; 259-

(B) […] ячейка заставила Сашка жениться. Расписались. (По тогдашней дразнил­ке: «гражданским браком — в сарае раком»).

Солженицын. 1995. С. 13.

Сверхтекст идеологии включает как один из вариантов официальной кодифи­кации’^, так и развернутое нейтральное описание современника, освоившего идео­логему на собственном историческом опыте.® Он, наконец, включает и продукт «языкового сопротивления», или переосмысления.

Семантические уровни сверхтекста восстанавливаются на основе приведенных текстов как последовательность мотивировок. Исходную точку занимает офици­альная версия — текст (А). Практическое преломление и внутренние мотивировки принятия развернуты в тексте (Б). Наконец, полное отрицание официальной иде-

’ Карманный словарь. 1926. С. 98; Советский Энциклопедический Словарь. М., 1989. С. 336. ^Кудерина-Насонова ТГ, НасоноваЛД.. Недалекое прошлое. М., 1994. С. 56-57, 259 5 Солженицын АН. Двучастные рассказы И Новый мир. 1995. № 10. С. 13

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 203 204 205 206 207 208 209 210 211 212 213 214 215 216 217 218 219 220 221 222 223 224 225 226 227 228 229 230 231 232 233 234 235 236 237 238 239 240 241 242 243 244 245 246 247 248 249 250 251 252 253 254 255 256 257 258 259 260 261 262 263 264 265 266 267 268 269 270 271 272 273 274 275 276 277 278 279 280 281 282 283 284 285 286 287 288 289 290 291 292 293 294 295 296 297 298 299 300 301 302 303 304 305 306 307 308 309 310 311 312 313 314 315 316 317 318 319 320 321 322 323 324 325 326 327 328 329 330 331 332 333 334 335 336 337 338 339 340 341 342 343 344 345 346 347 348 349 350 351 352 353 354 355 356 357 358 359 360 361 362 363 364 365 366 367 368 369 370 371 372 373 374 375 376 377 378 379 380 381 382 383 384 385 386 387 388 389 390 391 392 393 394 395 396 397 398 399 400 401 402 403 404 405 406 407 408 409 410 411 412 413 414 415 416 417 418 419 420 421 422 423 424 425 426 427 428 429 430 431 432 433 434 435 436 437 438 439 440 441 442 443 444 445 446 447 448 449 450 451 452 453 454 455 456 457 458 459 460 461 462 463 464 465 466 467 468 469 470 471 472 473 474 475 476 477 478 479 480 481 482 483 484 485 486 487 488 489 490 491 492 493 494 495 496 497 498 499 500 501 502 503 504 505 506 507 508 509 510 511 512 513 514 515 516 517 518 519 520 521 522 523 524 525 526 527 528 529 530 531 532 533 534 535 536 537 538 539 540 541 542 543 544 545 546 547 548 549 550 551 552 553 554 555 556 557 558 559 560 561 562 563 564 565 566 567 568 569 570 571 572 573 574 575 576 577 578 579 580 581 582 583 584 585 586 587 588 589 590 591 592 593 594 595 596 597 598 599 600 601 602 603 604 605 606 607 608 609 610 611 612 613 614 615 616 617 618 619 620 621 622 623 624 625 626 627 628 629 630 631 632 633 634 635 636 637 638 639 640 641 642 643 644 645 646 647 648 649 650 651 652 653 654 655 656 657 658 659 660 661 662 663 664 665 666 667 668 669 670 671 672 673 674 675 676 677 678 679 680 681 682 683 684 685 686 687 688 689 690 691 692 693 694 695 696 697 698 699 700 701 702 703 704 705 706 707 708 709 710 711 712 713 714 715 716 717 718 719 720 721 722 723 724 725 726 727 728 729 730 731 732 733 734 735 736 737 738 739 740 741 742 743 744 745 746 747 748 749 750 751 752 753 754 755 756 757 758 759 760 761 762 763 764 765 766 767 768 769 770 771 772 773 774 775 776 777 778 779 780 781 782 783 784 785 786 787 788 789

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *